21.10.2017 15:19:06  
Домой Skip Navigation LinksРазделы Госдоклада Биоразнообразие Численность и распространение отдельных видов Промысловые беспозвоночные

Тенденции изменения численности и распространения отдельных видов

Промысловые беспозвоночные

Баренцево море и примыкающие акватории

Камчатский краб является наиболее ценным видом промысловых беспозвоночных в Северном рыбохозяйственном бассейне. В 2013 г. промысловый запас камчатского краба в Баренцевом море, заметно увеличился в сравнении с предыдущим годом. Увеличение средних уловов на ловушку в 2013 г. позволило освоить ОДУ за 4 месяца, с августа по ноябрь. В тоже время, общая площадь акватории промысла краба в период 2009-2013 гг. сократилась более чем вдвое, в основном за счет уменьшения количества добывающих судов с 29 до 10 единиц и концентрации их в районах наиболее плотных скоплений краба. Исследования распределения промысловых скоплений камчатского краба показало, что в период с 2011 по 2013 гг. наблюдалось значительное смещение границ районов основного промысла к востоку и практически полное прекращение добычи на участках западнее 38º в.д.

Северная креветка – традиционный нерыбный объект промысла в Северном бассейне, запасы которого значительны и оцениваются в размере 2-3 млн т. Однако, в последние годы запасы северной креветки недоосваиваются российским промыслом. Исследования, выполненные в 2013 г., показали, что уровень пополнения, полученный по результатам экосистемных съемок, оценивается на среднемноголетнем уровне. Динамика запаса показывает, что с 1982 по 2013 гг. популяция северной креветки находится в стабильном состоянии.

Другим немаловажным объектом промысла в Баренцевом море и прилегающих акваториях является исландский гребешок. Промысел исландского гребешка в территориальных водах Российской Федерации на Святоносском поселении и в Воронке Белого моря снижался в течение ряда последних лет. В 2013 г. промысловый запас на Святоносском поселении снизился на 20% в сравнении с 2012 г. (В Прибрежном поселении в 2011-2013 гг. также наблюдалась тенденция снижения промыслового запаса, вероятно, обусловленная высокой смертностью моллюска от инфекционных болезней.
Биомасса промыслового запаса отдельных видов в Баренцевом море


Биомасса промыслового запаса морского гребешка в Белом море

В последние годы в Баренцевом море отмечается успешная акклиматизация и активное формирование промыслового запаса краба-стригуна опилио. Промысел краба-стригуна опилио в международных водах Баренцева моря ведется с декабря 2012 г. В 2013 г. впервые осуществлялся российский промысел краба-стригуна опилио в Баренцевом море. За последние 6 лет площадь встречаемости краба значительно увеличилась. Происходит освоение этим видом новых для него акваторий. Увеличивается плотность скоплений как в водах, омывающих арх. Новая Земля, так и в прибрежных районах, непосредственно примыкающих к материку. В Баренцевом море наблюдается очевидный рост промыслового запаса, а также пополнения. При наличии достаточной кормовой базы существует высокая вероятность дальнейшего роста общей численности популяции и промыслового запаса.

Волго-Каспийский регион и бассейны Черного и Азовского морей

Промысел рапаны был начат в 1980-х гг., однако, после массовой эпизоотии невыясненной этиологии в 2006 г., гибели крупноразмерных особей, объемы добываемой в водах Российской Федерации рапаны стали сокращаться. Начиная с 2007 г. наблюдается снижение средних размеров при высоком уровне численности этого моллюска, что вызвано ростом внутривидовой конкуренции и недостатком пищевой базы. Это привело к тому, что запас промысловых особей (с высотой раковины более 45 мм) снизился почти на порядок и составляет в настоящий момент не более 10 тыс. т для всего черноморского побережья России. По данным промысловой статистики, в 2013 г. вылов рапаны в Азовском море составил около 50 т, в Черном море промысел рапаны не проводился. Исследования 2013 г. показали, что количество особей рапаны, имеющих патологические повреждения раковин было на уровне показателей прошлых лет. В тоже время, в некоторых районах Черного моря в 2013 г. отмечено увеличение численности промысловых особей. В целом, исследования 2013 г. свидетельствуют о стабильном состоянии популяции рапаны, а так же о сохранении трофического дефицита.

В Волжско-Каспийском бассейне основным ресурсом беспозвоночных является речной рак. Промысел рака в Каспийском море с 1910 по 1998 гг. велся в основном на восточном побережье, годовые уловы в среднем составляли около 50 т. После продолжительного перерыва лов раков возобновился в 2010 г. в Северо-Западном рыбохозяйственном подрайоне. В прибрежной зоне Северного и Среднего Каспия в 2013 г. отмечалось уменьшение плотности скопления раков. Кроме того, в 2013 г. наблюдалось небольшое снижение численности промысловых особей рака в Волго-Каспийском и Северо-Каспийском подрайонах на 8 и 2% соответственно. В тоже время, в Северо-Западном и Терско-Каспийском подрайонах численность промысловых особей увеличилась на 1% в каждом подрайоне.

Дальневосточные моря

В дальневосточных морях России добывается большое число видов промысловых беспозвоночных, из которых наибольшее значение имеют ракообразные и головоногие моллюски.

Наиболее ценным видом крабов на Дальнем Востоке является камчатский краб. После длительного периода, в течение которого практически во всем Дальневосточном рыбохозяйственном бассейне, за исключением Северо-Охотоморской подзоны, запасы камчатского краба находились в депрессивном состоянии, с начала 2010-х гг. стали наблюдаться признаки восстановления ряда популяций. В первую очередь это касается популяций камчатского краба подзоны Приморье и западнокамчатской популяции.

Промысловый запас камчатского краба в 2013 г. в Камчатско-Курильской подзоне составил 21,3 тыс. т, в Западно-Камчатской подзоне – 36,3 тыс. т. Полученные оценки существенно превышали уровень запаса краба начала 2000-х годов и оказались сравнимы со средними величинами запаса в 1990-е гг., в период интенсивной эксплуатации камчатского краба. В связи с улучшением запаса ограничения на промышленный лов камчатского краба в 2013 г. были отменены. Промысел камчатского краба на шельфе западной Камчатки был начат в ноябре 2013 г. В Западно-Камчатской подзоне среднесуточный вылов составил 8,3 т, нередко уловы достигали 20 т в сутки. В Камчатско-Курильской подзоне среднесуточный вылов составил 7,6 т, а уловы достигали 30 т. В обеих подзонах на суточные уловы менее 3 т пришлось не более 15%. Менее чем за два месяца ОДУ камчатского краба был полностью освоен. Результаты промыла в 2013 г. свидетельствуют о хорошем состоянии популяции камчатского краба на шельфе западной Камчатки.

В подзоне Приморье севернее м. Золотой с 2005 г. был установлен запрет на промышленную добычу камчатского краба. Принятые меры оказались результативными, запасы краба начали восстанавливаться. По результатам исследований ФГУП «ТИНРО-Центр» в 2012 г. был отмечен максимум численности камчатского краба в южной части подзоны Приморье за весь период научных наблюдений. Таким образом, можно констатировать, что принимавшиеся в этом районе меры по защите и восстановлению запасов краба привели к полному восстановлению популяции. С 2012 г. был снят запрет на промышленный лов камчатского краба в подзоне Приморье севернее м. Золотой. По результатам исследований 2013 г. запасы краба в Приморье сохранили тенденцию к восстановлению, отмечено продолжающееся увеличение численности промысловых самцов. Промысловый запас камчатского краба в 2013 г. остался на уровне 2012 г. и составил 2,6 млн экз.

В подзоне Приморье южнее м. Золотой после 1994 г. началось заметное снижение промысловых запасов камчатского краба. Снижение численности, плотности и площади скоплений, падение уловов на усилие к началу 2000-х гг., привело к введению запрета на промысел, который действовал с 2002 по 2012 гг. С 2007 г. отмечалась устойчивая тенденция роста промыслового запаса краба. С 2011 г. промысловая биомасса превысила уровень, при котором до 2002 г. проводилось промышленное изъятие этого объекта. В связи с этим, с 2013 г. был снят запрет на промышленную добычу камчатского краба в Приморье южнее м. Золотой. Исследования 2013 г. показали появление в популяции краба большого количества молоди – самцов с шириной карапакса 80-105 мм, которые в ближайшие годы пополнят группу пререкрутов. Промысловый запас камчатского краба в 2013 г. остался на уровне предыдущих лет, что свидетельствует о стабильном состоянии популяции этого вида.

Исследования 2013 г. показали снижение запасов камчатского краба в Охотском море. Промысловый запас камчатского краба в северо-западной части Охотского моря западнее 147°в.д., был оценен в размере 2,4 млн экз. Полученная величина продолжает ряд оценок промыслового запаса рассчитанных по результатам исследований с 2009 по 2013 г. и подтверждает тенденцию к уменьшению запаса с максимальных за 5 лет 10,3 млн экз. в 2010 г. до 2,4 млн экз. в 2013 г. т.е. более чем в 4раз.

Некогда многочисленные популяции камчатского краба у Курильских островов, Сахалина и Восточной Камчатки продолжают пребывать в депрессивном состоянии.

Кроме камчатского краба, высокое значение в Дальневосточном рыбохозяйственном бассейне имеют запасы синего краба. В Западно-Беринговоморской зоне до 2011 г. наблюдалось постепенное уменьшение промыслового запаса синего краба. С 2012 г. отмечено увеличение промыслового запаса. В 2013 г. численность промысловых самцов еще больше возросла - до 7,5 млн экз. за счет значительного пополнения пререкрутами. В 2013 г. средний размер промысловых особей остался на низком уровне.

В Западно-Камчатской подзоне обитает крупная популяция синего краба и ведется его специализированный промысел. Численность синего краба в этой подзоне претерпевает незначительные естественные колебания, при этом популяция, в целом, находится в благополучном состоянии. Исследования 2013 г. показали существенное увеличение промыслового запаса синего краба до 13,33 млн экз., что более чем на 6 млн экз. превышает промысловый запас оцененный 2012 г. Среди самцов в 2013 г. численно доминировали особи промыслового размера, составляя более половины от их общего количества. В целом, межгодовая динамика размерной структуры самцов синего краба в подзоне показала массовое пополнение промысловой части популяции в 2013 г. Динамика размерного состава самцов синего краба, с 2007 по 2013 гг., дает основание считать состояние промысловой части популяции весьма хорошим.

Запасы синего краба в подзоне Приморье к югу от м. Золотой показывают устойчивую тенденцию к росту. Промысловый запас синего краба увеличился с 0,7 тыс. т в 2004 г. до 3,8 тыс. т в 2013 г. Результаты траловой съемки 2013 г. показали существенное увеличение доли промысловых самцов синего краба в Приморье к югу от м. Золотой. В подзоне Приморье к северу от м. Золотой также наблюдается рост промыслового запаса синего краба и средних размеров самцов в популяции.

В северо-западной части Охотского моря за время действия запрета на промышленное изъятие с 2000 по 2011 гг. полностью восстановился запас равношипого краба. Восстановление запаса краба на банке Кашеварова позволило открыть для промышленного лова этот район, существенно расширив район промысла равношипого краба. Общий вылов равношипого краба в 2013 г. составил 2134 т или 88,2% от ОДУ. Высокие уловы промысловых самцов отмечались на восточном склоне банки Кашеварова. В целом, состояние популяции равношипого краба в североохотоморском районе можно охарактеризовать как удовлетворительное и стабильное. Суммарный промысловый запас равношипого краба в Северо-Охотоморской подзоне оценивается величиной 40,4 тыс. т, что соответствует 22,7 млн экз.

В Дальневосточном рыбохозяйственном бассейне достаточно велики запасы настоящих крабов, в первую очередь крабов-стригунов. Если запасы шельфовых крабов стригунов (краб-стригун опилио и краб-стригун бэрди) востребованы и эксплуатируются достаточно полно, то запасы глубоководных видов (краб-стригун красный и краб-стригун ангулятус) недоиспользуются.

Наряду с камчатским и синим крабами, в Приморье наблюдается устойчивый рост запасов настоящих крабов. Действовавший в Приморье с 2001 г. запрет на промышленный лов всех видов крабов, в сочетании с усилением мер по пресечению нелегального вылова, дал положительные результаты. Запасы краба-стригуна опилио и волосатого краба в настоящее время восстановились и приближаются к историческому максимуму.

Несмотря на активное освоение запасов краба-стригуна опилио в 2012 г. было отмечено увеличение числа промысловых особей и рост величины запаса по сравнению с 2011 г. Исследования 2013 г. показали некоторое снижение промыслового запаса краба-стригуна опилио. В тоже время, состояние популяции краба свидетельствует о том, что прирост его численности существенно больше естественной и промысловой смертности. Это обусловлено наличием районов воспроизводства краба за пределами основного района промысла. Таким образом, в 2013 г. запас краба-стригуна опилио стабилизировался на высоком уровне, популяция находится в хорошем состоянии.

Запасы шельфового краба-стригуна бэрди в западной части Берингова моря с 2007 до 2011 г. находились на низком уровне. В 2011 г., вследствие мощного пополнения промысловой части популяции пререкрутами I порядка численность промысловых самцов возросла до 8,1 млн экз. В 2012 г. этот процесс продолжился, и промысловый запас был оценен в 14,4 млн экз. В 2013 г. численность промысловых самцов снизилась до 5,9 млн экз., в основном по естественным причинам. Такая динамика промыслового запаса хорошо прослеживается по ретроспективным данным. В отдельные годы происходит существенное увеличение промыслового запаса вследствие массового пополнения промысловой части популяции.

Результаты исследований в 2013 г. показали более чем двукратное увеличение промыслового запаса краба-стригуна бэрди в Карагинской подзоне вследствие вступления в промысловую часть запаса пререкрутов, численность которых в 2012 г. была максимальной за многолетний период наблюдений.

В Камчатско-Курильской подзоне величина промыслового запаса краба-стригуна бэрди характеризуется существенной межгодовой динамикой, связанной, прежде всего, с особенностями биологии вида. В 2013 г. было отмечено увеличение промыслового запаса краба на 2,5 млн экз. по сравнению с 2012 г.

Запасы четырехугольного волосатого краба в подзоне Приморье находятся в хорошем состоянии. С 2002 г. наблюдается восстановление популяции этого вида благодаря запрету на промышленное изъятие. Исследования 2013 г. показали увеличение промыслового запаса краба с 6,3 тыс. экз. в 2012 г. до 9,1 тыс. экз. В других подзонах Дальневосточного рыбохозяйственного бассейна запасы четырехугольного волосатого краба находятся на низком уровне. Изъятие осуществляется только в рамках научных исследований. В некоторых районах отмечено начало восстановление численности этого вида.

Наряду с настоящими крабами и крабоидами, среди ракообразных в дальневосточных морях существенное промысловое значение имеют запасы креветок. Основные запасы креветок сосредоточены в Охотском и Японском морях.

В водах Охотского моря запасы северной креветки находятся в хорошем состоянии. Исследования 2012 и 2013 гг. свидетельствуют, что после периода максимально высокой численности началось небольшое снижение запаса. Промысловый запас креветки, оцененный в 2013 г. оказался на 3 тыс. т меньше, чем в 2012 г. и составил 27 тыс. т.

В Японском море основные запасы ценных видов креветок – северной и гребенчатой – расположены в Татарском проливе и в Приморье. Освоение запасов этих видов ежегодно находится на достаточно высоком уровне 80-90% от ОДУ. Многолетние исследования северной креветки в Татарском проливе свидетельствуют о росте запаса этого вида с 2010 по 2013 гг. При этом, отмечается периодическое перераспределение запаса северной креветки в Татарском проливе от приморского берега к сахалинскому, и обратно. Промысловый запас северной креветки в 2013 г. определен в размере 62,2 тыс. т, что существенно (более чем на 20 тыс. т) превышает оценки, полученные ранее. В подзоне Приморье к югу от м. Золотой исследования 2013 г. также показали существенное улучшение состояния популяции северной креветки. За период действия запрета на промысел в зал. Петра Великого, запасы северной креветки здесь полностью восстановились. По минимальной оценке, промысловый запас креветки в Приморье к югу от м. Золотой в 2013 г. составляет 34 тыс. т, что почти в 1,5 раза больше, по сравнению с 2012 г. Увеличение промыслового запаса северной креветки в Японском море связано со вступлением в промысловую часть популяции урожайного поколения, представленного в размерном составе 2013 г. исключительно самками.

Промысловый запас наиболее ценного вида - гребенчатой креветки в подзоне Приморье в 2013 г. также показал существенное увеличение по сравнению с предыдущими промысловыми сезонами. Освоение ОДУ гребенчатой креветки в Приморье стабильно высокое. В Татарском проливе в 2003-2005 гг. отмечалось существенное падение численности гребенчатой креветки, уловы достигли минимальных значений за всю историю промысла. В период с 2006 по 2013 гг., при минимальном промысловом прессе, наблюдалось увеличение средних уловов на усилие, свидетельствующее об идущем восстановлении запаса гребенчатой креветки в Татарском проливе. В подзоне Приморье к югу от м. Золотой с 2002 г. промышленный лов гребенчатой креветки был запрещен. Основанием для отмены запрета промысла креветки с 2007 г. послужило восстановление промыслового запаса. С 2010 г. наблюдается дальнейший постепенный рост запаса гребенчатой креветки, несмотря на активный промысел. Промысловый запас креветки в 2013 г. оценен в размере 10 тыс. т, что почти в 2,8 раза выше, чем в 2012 г.

В Западно-Беринговоморской зоне специализированный промысел северной креветки был впервые начат в 1998 г., когда в ходе научно-поисковых работ были обнаружены значительные скопления северной креветки на материковом склоне южнее м. Наварин. ОДУ северной креветки впервые был определён и утверждён на 2000 г. В настоящее время запасы северной креветки находятся на стабильно высоком уровне при уровне освоения запаса, не превышающем нескольких процентов рекомендованного объема изъятия. Многолетние исследования показали, что рост запасов северной креветки в северо-западной части Берингова моря до 1998 г. и их снижение в последующие годы, возможно, связаны с динамикой ледовитости Берингова моря. Обнаружена зависимость между площадью покрытия Берингова моря льдом и динамикой соотношения полов в популяции северной креветки Берингова моря. В настоящее время запас северной креветки находится в стабильном состоянии, ухудшения состояния популяции не отмечено.

Также постоянно не осваивается в Беринговом море и запас малоценной углохвостой креветки. По результатам учётных работ последних лет, пик запаса наблюдался в 2005 г. В 2008 г. численность и биомасса углохвостой креветки пошли на убыль. В настоящее время запас углохвостой креветки в Беринговом море находится на стабильном уровне.

Наиболее важной в промысловом отношении группой среди моллюсков являются головоногие моллюски, рекомендуемые величины изъятия которых в дальневосточных морях Российской Федерации превышают 350 тыс. т. Основу ресурсов головоногих моллюсков составляют три вида кальмаров, на которых приходится более 99% всех запасов головоногих в водах дальневосточных морей. Наиболее велики запасы тихоокеанского кальмара. Величина его запаса в зоне России определяется ходом сезонных нагульных миграций, когда кальмар заходит в воды России на нагул из южной части Японского моря и от тихоокеанского побережья Японии. Исследования 2013 г. показали снижение запаса кальмара в Приморье, где возможное изъятие тихоокеанского кальмара может составить 90 тыс. т. В 2013 г. заканчивается 22-летний цикл высокой численности тихоокеанского кальмара у Южных Курильских островов возможное изъятие оценивается в 11 тыс. т. У Западного Сахалина рекомендуемая величина изъятия снижена до 2 тыс. т в связи с постоянным неосвоением ресурса, хотя возможности промысла в этом районе заметно выше – не менее 8,5 тыс. т. При этом суммарный уровень вылова тихоокеанского кальмара отечественным флотом в целом по водам России не превышает 300-400 т в год, только в режиме прибрежного рыболовства в непосредственной близости от крупных портов. Несколько большие объемы добываются иностранными судами в водах Южного Приморья от 4 до 14 тыс. т. Но и в этом случае рекомендуемые объемы тихоокеанского кальмара осваиваются всего на 10%. Состояние величины запаса тихоокеанского кальмара определяется только естественными колебаниями с циклом в 20-22 года. В настоящее время величина запаса находится на среднем уровне.

У Южных Курильских островов запас еще одного крайне многочисленного вида - кальмара Бартрама – достигал максимальных величин в 2006-2008 гг., когда оценка возможного изъятия составляла 100 тыс. т в год. В настоящее время запас кальмара оценивается в 117 тыс. т, что близко к среднемноголетнему значению. Однако, рекомендуемые величины возможного вылова в 40-70 тыс. т не отражают реальные потребности флота и уровень освоения запаса кальмара Бартрама. Его вылов в водах России не превышает 100-400 т в год при проведении научных исследований и в качестве прилова при промысле сайры.

В большей степени освоен ресурс командорского кальмара, траловый промысел которого ведется у Курильских островов. В последние годы запас кальмара стабилен. В течение ряда последних лет осваивается 70-100% от ОДУ, который суммарно оценивается в объеме 95 тыс. т, из них 70 тыс. т у Северных Курильских островов. С 2011 г. численность командорского кальмара находится на высоком уровне. Процент освоения рекомендуемых величин в этом районе определяется только количеством промысловых усилий и не связан с состоянием запаса, которое оценивается как хорошее. В 2013 г. отмечено небольшое снижение численности командорского кальмара в Охотском море, которое компенсируется увеличением численности и плотности скоплений кальмара осенне-зимней генерации беринговоморской популяции у Восточной Камчатки и у Северных Курильских островов. В 2013 г. вылов кальмара превысил 10 тыс. т из рекомендуемой величины в 40 тыс. т, что связано не с состоянием ресурса, а невысокой рентабельностью промысла в Беринговом море. Статистика вылова кальмара в Беринговом море несколько занижена, вероятно, не меньше, чем по официальной статистике, добывается кальмара в качестве прилова при масштабном промысле минтая. Тем не менее, освоение рекомендованных величин в Беринговом море не превышает 30%. Во всех районах Берингова моря состояние запаса командорского кальмара оценивается как хорошее.

Запасы осьминогов в водах России сравнительно невелики и находятся в районе Южных Курильских островов, у Западного Сахалина и в северном Приморье. Суммарное изъятие может составить около 100 т песчаного осьминога и около 250 т осьминога Дофлейна. Запасы осьминогов находятся в стабильном состоянии, однако практически не осваиваются промыслом, несмотря на высокую коммерческую ценность. Кустарный и любительский лов осьминога Дофлейна в прибрежных водах Сахалина и Приморья может составлять суммарно от нескольких десятков до 100 т.

Основные запасы трубачей на Дальнем Востоке сконцентрированы в северной части Охотского моря. В 90-е гг. запас в этом районе был подорван, в связи с чем в Северо-Охотоморской подзоне действовал временный запрет на промышленный лов трубача. Запас восстановился к 2005 г. и после открытия промысла ОДУ достиг максимума к 2009 г., когда составил 6 тыс. т. В настоящее время интенсивный промысел привел к напряженному состоянию запаса в "традиционном районе промысла" в Притауйском районе. В связи с этим с 2010 г. ведется активный поиск районов возможного расширения географии промысла. Тем не менее, рекомендации по возможному расширению районов промысла не могут полностью компенсировать снижение численности трубачей в целом по району. В целом с 2010 г. происходит постепенное восстановление запаса трубачей в Охотском море. Промысловый запас по данным 2013 г. увеличился и составил 41 тыс. т.

Из двустворчатых моллюсков наиболее значимыми промысловыми объектами являются морские гребешки. В 2011-2012 г. выполнены две учетные съемки, практически полностью охватившие район распространения гребешка у о. Онекотан. Результаты этих работ показали, рост промыслового запаса гребешка, который оценивался в размере около 200 тыс. т. В тоже время, отмечен низкий уровень пополнения, что может привести к сокращению промыслового запаса в ближайшие годы. Освоение ОДУ гребешка у Северных Курильских островов в настоящее время находится на среднем уровне и не превышает 50%.

Запасы наиболее ценного приморского гребешка во всех районах, где он добывается - у Южных Курильских островов, у Восточного Сахалина и в Приморье, значительно пострадали от плохо контролируемого кустарного любительского лова, и практически повсеместно запас находится на низком уровне. Единственный район, где сохраняется возможность ведения масштабного промысла – Южные Курильские острова. Освоение запаса гребешка у Южных Курильских островов находится на высоком уровне – 90-100% от ОДУ. Состояние популяции гребешка оценивается как удовлетворительное, промысловый запас стабилен и находится на уровне предыдущих лет. В тоже время, динамика численности и биологическое состояние гребешка в Южно-Курильской зоне демонстрируют признаки депрессивного состояния запаса и исключают возможность существенного увеличения ОДУ в ближайшие годы.

В прибрежных водах эстуариях Приморья и Западного Сахалина ведется промысел корбикулы. В освоение запасов этого вида в водах Приморья и на Сахалине находится на высоком уровне, приближаясь к 100% от ОДУ. Состояние ресурсов корбикулы в настоящее время не вызывает опасения, так как существуют значительные участки, на которых сохраняется нетронутая промыслом часть популяций. В Южном Приморье стабильно добывается около 600 т спизулы. Освоение рекомендованного ОДУ спизулы практически полное. Освоение запаса другого вида двустворчатых моллюсков в Южном Приморье – мерценарии, составляет около 50% от ОДУ. При этом состояние популяций спизулы и мерценарии не вызывает опасений, поскольку промысел ведется на ограниченных участках побережья, тогда как большая часть популяций до сих пор не обследована, а общий запас, вероятно, многократно превышает разведанный. В заливе Петра Великого с 1999 по 2003 гг., в результате увеличения промышленного вылова анадары произошло резкое снижение ее промыслового запаса. Принятие ряда защитных мер позволило ежегодно вылавливать около 300 т анадары, что соответствует практически полному освоению ОДУ, без ущерба для популяции. Ресурсы других видов двустворчатых моллюсков недоиспользуются, несмотря на их разнообразие и обилие в прибрежной зоне.

Наибольшее промысловое значение среди иглокожих имеют морские ежи. Их запас осваивается, в основном, у Южных Курильских островов. В последнее десятилетие биомасса морских ежей в прибрежной зоне южных Курильских островов остается стабильно высокой. Небольшое снижение отмечено в прибрежье о. Кунашир, а у о. Шикотан и островов Малой Курильской гряды величина общей биомассы почти не изменилась. Освоение рекомендуемых величин изъятия морского ежа у Южных Курильских островов полное – 98-99% от ОДУ. В последние годы на Южных Курильских островах существенно снизилась доля браконьерского вылова морского ежа. Состояние запаса в настоящее время удовлетворительное, признаков ухудшения состояния популяции не отмечено. Достаточно велик запас морских ежей в Приморье. В 2013 г. отмечено пополнение промыслового запаса серого морского ежа в Приморье к югу от м. Золотой. Состояние популяции морского ежа хорошее, запас находится на стабильном уровне (около 9 тыс. т), несмотря на практически полное освоение ОДУ этого вида. В тоже время в Приморье к северу от м. Золотой запас серого морского гребешка существенно меньше (около 500 т) и в значительной степени недоосваивается промыслом.

Запасы японской кукумарии (голотурия) в Японском море, на Курильских островах и у южной части Камчатки используются крайне слабо. Единственный район, где ведется ее промысел – Охотское море у побережья Восточного Сахалина. В 2011 г. было добыто 2744 т кукумарии, что составило 75% ОДУ, в 2012 г. освоение ОДУ составило 70%, а в 2013 – 64%. У Юго-Восточной Камчатки запас кукумарии оценивается в размере 136 тыс. т и находится в стабильном состоянии. За последние годы наблюдается рост заинтересованности рыбопромышленников в кукумарии, как объекте промысла. В 2013 г. вылов достиг исторического максимума, превысив 1000 т, что составляет 14% от ОДУ.

Наиболее ценный вид дальневосточных голотурий, трепанг, длительное время чрезмерно эксплуатировался промыслом. Наибольший урон ему был нанесен браконьерским промыслом, так как он обитает на небольших глубинах, где доступен для водолазов. Запасы этого вида в Приморье и у Южного Сахалина находятся в критическом состоянии, численность остается на низком уровне и промысловое изъятие его запрещено, минимальное количество (не более 1 т в каждом районе) возможно только в научных целях. Попытки искусственного разведения трепанга в Приморье носят пока ограниченный характер, и не могут повлиять на восстановление запаса, кроме того, разведению трепанга сильно препятствует неконтролируемый кустарный и браконьерский лов в тех же районах. У Южных Курильских островов, в результате охранных мер наблюдаются признаки восстановления популяции. В 2012 и 2013 гг. отмечено существенное увеличение запаса трепанга более чем в 2,5 раза по сравнению с 2007 и 2008 гг. Принимая во внимание заметное увеличение запаса трепанга и площади его распространения, у Южных Курильских островов становится возможным возобновление промысла.

    При копировании информации ссылка на источник обязательна
    Замечания и предложения по работе сайта просьба направлять на gosdoklad@ecoinfo.ru